Ещё раз о русском вопросе

В газете «Культура» вышла очередная статья Сопредседателя Партии Великое Отечество, руководителя фракции ПВО «Национально-патриотическая фракция» Владимира Хомякова. Предлагаем ее вашему вниманию.

Хомяков В.Е.

Источник: http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/10333-privilegii-dlya-russkikh/

Если что-то и в состоянии действительно сокрушить Россию, так это превращение русского народа (или, по крайней мере, значительной его части) во врага российской государственности.

Прежде всего, давайте отбросим либеральные байки о том, что, мол, национализм (только русский, разумеется) и нацизм – это одно и то же. А также глупейшее утверждение, что патриотизм – это хорошо, а национализм – плохо. Совершенно справедливо писал еще в 1912 году львовский журнал «Националист»: «Национализм – это любовь, преданность своей нации, готовность служить ей всеми силами. Патриотизм может быть назван любовью к государству вместе с сознанием своего гражданского долга и готовностью жертвовать всем для его развития и процветания». И далее: «В государстве, население которого состоит из одного народа, националисты и патриоты как будто сливаются, так как каждый, заботясь о благе народа, одновременно заботится о благе государства, и наоборот. В разноплеменных государствах эти два понятия приходится различать: можно защищать интересы родной себе нации, а вовсе не заботиться об общих интересах государства, или выступать в защиту своего государства, а пренебрегать интересами своей нации».

Сказано безупречно точно. С одной стороны, Россия, вобравшая в себя две сотни этносов, находящихся на разных этапах общественного развития, безусловно, является разноплеменной. И уже в силу этого любого рода местные «национализмы» – будь то этнократии в национальных республиках, общины, диаспоры или этнические ОПГ – всегда объективно антипатриотичны. Но с другой, 80% русского (или относящего себя к русским, что равноценно) населения делают Россию фактически мононациональной страной. Где национализм русского народа должен по идее сливаться с российским патриотизмом, образуя несокрушимо единую конструкцию, на которой строится все остальное.

Откуда же берутся тогда абсолютно противоестественные формы русского национализма, направленные то на развал России с образованием «русской республики», то на формирование самой многочисленной в России «русской диаспоры», воюющей насмерть за ресурсы со всеми прочими этническими общинами? Только осознание противоестественного факта, что он в России – чужой, и что все здесь против него, способно сделать из русского националиста не-патриота. А уж из него своевременно подсунутые вожди с идеей «или – Россия, или – русские» смогут со временем вылепить и анти-патриота.

Таким образом, возвращение здорового русского национализма в число первейших опор государственности становится для России вопросом выживания. И первый шаг в этом направлении можно сделать хоть завтра – на законодательном уровне.

Как известно, стоит кому-то хотя бы заговорить о правах русского народа, как все прочие национальности принимаются дружно обвинять русских в попытке обеспечить себе в России какое-то особое положение. На самом деле, вся требуемая русскими «особость» заключается не в каких-то привилегиях, а в признании того очевидного факта, что русский народ исторически является «государствообразующим». В той России, которую он изначально создал, и где во всех без исключения федеральных округах на его долю приходится от 65% до 95% численности населения.

Признаем один этот факт, а остальное пусть будет у русских, «как у всех». Мы согласны. Например, народ, по названию которого именуется республика в составе РФ, является для нее титульной нацией – даже если народ этот составляет меньшинство. Такая норма закреплена законодательно. Очень хорошо. Но тогда и русский народ должен признаваться титульной нацией на всей территории России! Это тем более справедливо, что за рубежом всех нас, независимо от этнической принадлежности, именуют русскими.

Теперь о Конституции, где русский народ, как известно, даже не упомянут. Пусть там о титульной нации России будет сказано хотя бы то же самое, что говорят о своих титульных нациях Конституции наших национальных республик.

Конституция Удмуртии: «Удмуртия – государство в составе Российской Федерации, исторически утвердившееся на основе осуществления удмуртской нацией и народом Удмуртии своего неотъемлемого права на самоопределение». (ст. 1).

Конституция Татарстана: «Республика Татарстан оказывает содействие в развитии национальной культуры, языка, сохранении самобытности татар, проживающих за пределами Республики Татарстан» (ст. 14).

Конституция Карелии: «Исторические и национальные особенности Республики Карелия определяются проживанием на ее территории карелов» (ст. 1, п. 5).

Конституция Северной Осетии: «Осетинский язык… является основой национального самосознания осетинского народа (ст. 15, п. 2).

Все очень правильно написано – есть чему поучиться. Для Конституции РФ заимствовать можно почти дословно. Выглядеть это может так. «Российская Федерация – есть суверенное федеративное государство, исторически утвердившееся на основе осуществления государствообразующим русским народом, а также другими объединившимися вокруг него народами своего неотъемлемого права на самоопределение. Русский язык является основой национального самосознания русского народа, а также общепризнанным языком межнационального общения на всей территории России. Российская Федерация всемерно содействует сохранению самобытности и этнической неповторимости, традиций русского народа, а также других живущих в ней народов и этнических групп…»

Давайте для начала внесем это в нашу весьма несовершенную Конституцию, чтобы хоть отчасти адаптировать ее к реальной действительности. А заодно внесем коррективы и во все Уставы «русских» субъектов Федерации, где о русском народе тоже, как правило, нет ни слова. И тогда у нас будет не декларативное равноправие коренных народов, а настоящее – подкрепленное силой Основного закона страны, по которому ни у кого нет никаких привилегий. А значит, и обид никаких.